Святая Анна с Мадонной и младенцем Христом

Ярослав Козий написал картину по эскизам позднего Леонардо. Мастер в 1499 году не окончил свой эскиз. На нем изображены Анна, Мария, младенец Христос и Иоанн Креститель в облике ребенка. Сравним эскиз с результатом работы Ярослава: тончайшей прорисовкой наброска мастера.

Ярослав работал над «Святой Анной...» 5 лет.

Работа была переписана не менее 10 раз, чтобы наложение слоев краски дало нужный эффект. По-другому работать в стиле Леонардо просто невозможно. Ярослав отмечает, что работа с эскизом мастера приносила ему огромное удовольствие: фигуры на картине и их очертания совершенны в своем исполнении. Они заключены в классический треугольник на фоне горного пейзажа.

Вспоминая многочисленные копирования «Моны Лизы» Леонардо в различных стилевых направлениях и течениях живописи, можно предположить, как могла бы выглядеть картина «Святая Анна...», если бы над ней работали разные художники, каждый в присущей ему манере. Для этого Ярослав нарисовал 12 эскизов акварелью на картоне.

Мы видим, как в зависимости от цвета фона и драпировок меняется состояние одной и той же картины. Тёмный, глухой фон создаёт замкнутость и напряжённость, а открытое пространство внушает спокойствие. Монохромность коричневых тонов усиливает философско-символическое «прочтение» картины в отличие от разнообразных по цвету драпировок, которые рассеивают этот эффект. Появление чётко выраженной мазковой технике усиливает экспрессию картины. И в конечном итоге, постепенно уходя от техники лессировок Леонардо да Винчи, наша картина постепенно теряет своё умиротворённое состояние, приобретая эффективность и динамичность, благодаря новым приёмам письма; но при этом теряется тщательность изображения формы фигур, драпировок и пейзажа. В конце концов апофеоз творческого превращения, это полное отсутствие фигур и предметов, что лишает нас акта созерцания и сопереживания, вынуждая зрителя «самозаводиться» и абстрактно представлять умозаключения субъективного мышления художника, выраженного либо в абстрактных соотношениях цветовых пятен, либо набором геометрических фигур.
Разнообразие творческих и технических подходов к одной и той же теме.

Картина Ярослава Козия на выставке в Мобилцентре
Москва, 2010


Джорджо Вазари, автор «Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих», отмечает, что Леонардо изначально писал эскиз по заказу церкви Сантиссима-Аннунциата по Франции. Этот эскиз, выполненный на картоне, привел в изумление монахов. Художник не завершил эскиз картины и написал другой ее вариант, изменив количество героев и композицию.

Обложка издания книги Дж. Вазари

С 1962 г. первоначальный эскиз хранится в Лондонской Национальной галерее. Причем у него своя история: например, в 1988 г. психически нездоровый посетитель музея стрелял в картон из обреза.

Вазари детально прослеживает историю картины «Святая Анна...», предполагая, что Леонардо оставил эскиз незавершенным и вернулся к переработке картины только в конце своей жизни. Вглядимся в итоговый вариант картины Леонардо (1508–1512). Теперь маленький Иисус держится за барашка — символ той жертвенности и самоотречения, с которой он взойдет на крест. Удивителен взгляд Марии: он вмещает в себя мудрое спокойствие и прозрение неотвратимости и единственности этой судьбы.

Одной из первых серьезных работ, посвященных рассмотрению картины Леонардо, является очерк З. Фрейда «Воспоминания Леонардо да Винчи о раннем детстве» (1910). В этой работе исследователь предпринял внушительную попытку психоанализа личности Леонардо на основе его картины «Святая Анна...». Во-первых, он впервые соотнес смысл картины с ее биографическим контекстом, а именно: выявил связь фактов из детства художника с характером выписанных им деталей. Во-вторых, Фрейд сделал предположение, что картина, возможно, создавалась Леонардо параллельно с другим его полотном — «Джокондой». В качестве подтверждения своей догадке Фрейд сравнивает характер улыбки персонажей художника и ссылается на замечания А. Константиновой:

«В продолжение долгого времени, когда художник был занят портретом Моны Лизы Джоконды, он так проникся им и сжился со всеми деталями лица этого женского образа, что его черты и особенно таинственную улыбку и странный взгляд он перенес на все лица, которые он потом писал, мимическая особенность Джоконды заметна даже в картине Иоанна Крестителя в Лувре; особенно же ясно видны эти черты в лице Марии на картине со св. Анной. <...> Мария смотрит с глубоким чувством на своего любимца с улыбкой, напоминающей загадочное выражение Джоконды <...> В ее чертах играет улыбка Джоконды».

Цит. по: Фрейд З. Воспоминания Леонардо да Винчи о раннем детстве. М.: Эксмо, 2010. С. 451–530.